Судак — Поселок уютное

Дата публикации: 03.05.2013

Самым ранним памятником Судака российского периода является церковь начала XIX века. Ее легко отыскать в начале улицы Ленина, рядом с городским рынком. Отсюда мы и начнем наше путешествие по городу.

После присоединения Крыма к России православные богослужения в Судаке происходили в церкви св. апостола и евангелиста Матфея, обращенной из турецкой мечети (сохраняется на территории Судакской крепости). Поскольку новый поселок Судак возник далеко от крепости, в глубине Судакской долины, “по отдаленности жилищ и трудности всхода Богослужение в ней (церкви св. Матфея, — Авт.) прекращено и перенесено во вновь построенную посреди Судакской долины церковь во имя Покрова Богородицы”. Церковь Покрова Божьей Матери была построена в 1819 г. на пожертвования верующих. В нее было перенесено имущество из храма св. Матфея.

В 1912 г. в Новом Свете находился император Николай II. Князь Л. С. Голицын, прихожанин церкви Покрова Божьей Матери, обратил внимание государя на ветхость храма, и Николай II пожертвовал необходимую сумму на реставрацию, которая была произведена в том же году.

В советское время храм в Судаке разделил судьбу многих других культовых сооружений, как христианских, так и мусульманских. Закрыли церковь в 1936 г., в здании организовали пионерский клуб. Во время войны службы в храме возобновились. В 1944–1945 гг. “двадцатка” верующих ходатайствовала перед исполкомом райсовета об открытии церкви, назначении в приход священника и передаче в бессрочное и бесплатное пользование бывшего дома священника, состоящего из одной комнаты, кухни и коридора. В 1945 г. службы в храме возобновились и продолжались почти двадцать лет.

В 1962 г. исполком Судакского районного Совета депутатов вынес решение об изъятии молитвенного здания Покровской русской православной церкви с передачей его судакской средней школе под Дом пионеров. Мотивами для принятия такого решения были отсутствие священника и большие довоенные вложения на ремонт Дома пионеров. В 1980-е гг. здесь находилась мастерская по ремонту теле- и радиоаппаратуры.

И только в 1990-е гг. храм снова вернули верующим. Были проделаны большие реставрационные работы, восстановлен купол. Под вопросом пока остается восстановление в первоначальном виде церковной колокольни.

Как уже говорилось, в дореволюционном Судаке было всего две улицы. С. Я. Елпатьевский писал в начале XX века: “В середине же Судака — улица, настоящая улица бедненького захудалого городка, с церковью, с почтово-телеграфной конторою, с гостиницей, не закрывающейся круглый год, с уездными Мюр и Мерилизами (универсальные магазинчики) и, конечно, с кофейнями и лавочками, где продаются буза и судакское вино местных землевладельцев”.

Чтобы попасть в бывшую Татарскую слободу, нужно пройти от храма, с бывшей Главной улицы, мимо городской школы № 1 и здания новой поликлиники к улице Майора Хвостова. У входа в школу установлена барельефная плита с надписью: “Школа названа именем Героя Советского Союза Чайки Алексея Емельяновича (1923–1983)”.

А. Е. Чайка был призван в Красную Армию судакским райвоенкоматом в 1941 г. В звании сержанта, будучи разведчиком-наблюдателем артиллерийского полка, он участвовал в форсировании Днепра. Находясь впереди цепей нашей наступающей армии, боец удачно корректировал огонь артиллерии, был ранен.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 февраля 1944 г. сержанту А. Е. Чайке присвоено звание Героя Советского Союза.

Рядом со школой находится добротное современное здание судакской поликлиники, введенной в эксплуатацию в 1990 г. До начала строительства поликлиники на ее месте, на высоком холме, с дореволюционных времен располагалось обширное русское кладбище. По описанию Евгении Герцык (рассказ о ней впереди), “…а кладбище старое на выжженных холмах с такими древними крестами и плитами, что на многих из них уцелело лишь по нескольку глубоко врезанных греческих букв. Уж их-то выбили задолго до того, как Потемкин завоевал своей царице Крым”.

Именно здесь в 1925 г. была похоронена поэтесса Аделаида Герцык, памяти которой Максимилиан Волошин посвятил строки:

…И смерть пришла, но смерти не узнала:

Вдруг растворилась в сумраке долин,

В молчании полынных плоскогорий

В седых камнях Сугдейской старины.

По описаниям, могила Аделаиды находилась на том месте (на уровне 2–3 этажа), где сейчас символично цветут розы, слева от главного входа.

С началом строительства отсюда вывезли огромное количество земли, вперемешку с надгробными плитами. Краеведам удалось тогда сохранить только несколько плит; сейчас их можно увидеть в поселке Уютное, рядом с немецкой кирхой.

Рядом с современными корпусами больнично-поликлиничного комплекса, за зеленью старых акаций и кипарисов, скрывается старое неоштукатуренное здание — первая земская больница Судака.

Датой зарождения официального здравоохранения в Судаке можно считать 18 октября 1880 г. (по старому стилю). В этот день состоялась XV сессия Феодосийского уездного собрания, на котором было принято решение об открытии в Судаке врачебного участка. Открывшуюся вакансию врача первого участка занял И. X. Пружанский. Сестрой милосердия приемного покоя, согласно прошению, была определена П. Иванова. К 1884 г. на участке было уже двое фельдшеров. Лечение проводилось на пяти койках, размещавшихся в наемной квартире.

Больница была построена при преемнике Пружанского Владимире Степановиче Воинове, в 1891 г. Об этом со слов отца вспоминал сын В. С. Воинова — Георгий Владимирович Воинов: “Когда папа приехал в Судак, приемную снимали у помещика Селецкого. Там же была комната на четыре койки для тяжело больных. Большая часть двора была занята подвалом и винодельней. Постоянно во двор приезжали и приходили люди, было всегда грязно, воздух насыщен запахом вина… Поэтому папа начал усиленно хлопотать о постройке специального здания для больницы и квартир для обслуживающего персонала. Только в 1890 г. утвердили план строительства. Строительство и все хлопоты по постройке больницы и квартир предоставили самому папе.

Тогда в Судаке был один подрядчик — Саламатин. Он обслуживал строительные нужды местных помещиков. Когда у Саламатина случались затруднения, он обращался к папе, и папе приходилось самому руководить строительством и изучать правила архитектуры”.

На плане больницы были отмечены летний барак, дворницкая, прачечная, кухня, каретный сарай, инфекционный барак и каменный забор, построенные в 1912 г.

За поликлиникой, в районе улиц майора Хвостова и Октябрьской, довольно хорошо сохранились кварталы старой части города — Татарской слободы. Низенькие приземистые домики, крытые черепицей, поднимаются террасами на вершину холма. Чтобы получить более ясное представление о дореволюционной застройке, можно пройти эти кварталы по улице Маяковского и подняться по лестнице, ведущей к длинному пятиэтажному дому (пер. Серный, 5). Дряхлые саманные домики у большинства не вызывают никакого эстетического чувства и не очень удобны для проживания. Со временем здесь происходят некоторые изменения — жильцы перекладывают крыши, заменяя шифер черепицей, расширяют свои жилища, постепенно меняя облик старых кварталов.

В начале улицы майора Хвостова установлена мемориальная плита, текст которой гласит: “Улица названа в честь майора Хвостова Андрея Олимпиевича, который участвовал в боях за освобождение Судака от немецко-фашистских захватчиков. 13 апреля 1944 года погиб, направив свой подбитый самолет на вражескую колонну”.

14 апреля 1944 г., после полного освобождения Судака, в сквере с почестями похоронили воинов, павших в боях за поселок: разведчика майора Кобыжакова, старшего сержанта танкиста А. П. Князева, радиста М. И. Сергеева, капитана М. Т. Мищенко.

14 апреля 1966 г., в день 22-й годовщины освобождения Судака, состоялся торжественный митинг, посвященный перезахоронению останков советских воинов. При раскопках одной из двух могил в городском сквере работники санатория МО нашли обгоревший орден Красной Звезды № 255371. Позже стало известно, что он был вручен майору А. О. Хвостову 24 сентября 1943 г. на Северо-Кавказском фронте. Юные следопыты городской школы № 2 разыскали родственников Андрея Олимпиевича в городе Горьком и завязали с ними переписку.

А. О. Хвостов родился в 1911 г. в семье бедного крестьянина села Картмазово Нижнегородской губернии. Впервые поднялся в небо в 20 лет в аэроклубе Осоавиахима. Увлечение планеризмом переросло в твердое решение стать летчиком. В 1933 г., после призыва в армию, его направили в авиашколу в Луганск. После ее окончания Хвостов служил в городе Люберцы Московской области. В 1937 г. принимал участие в боях на озере Хасан.

С первых дней войны Хвостов воевал на Юго-Западном фронте. Его храбрость была отмечена двумя орденами Красной Звезды, орденом Красного Знамени и, посмертно, орденом Отечественной войны I степени.

13 апреля 1944 г. эскадрилья майора Хвостова получила задание сорвать погрузку вражеских войск на корабли в районе Судака. К тому времени от фашистов были уже освобождены Керчь и Феодосия.

В 14 часов в воздух поднялась первая четверка самолетов. Ведущим первой пары был майор А. О. Хвостов, ведомым — лейтенант И. Ф. Рубцов, впоследствии полковник, кандидат наук, член Союза журналистов СССР. Во второй паре летели майор, впоследствии полковник и Герой Советского Союза, В. И. Истрашкин (его именем названа улица в поселке Уютное) и сержант Сонюшкин, позднее лейтенант, погиб при освобождении Польши.

Еще через четыре минуты вылетела группа истребителей в составе майора А. Журавлева, старших лейтенантов П. Хлопина и А. Шапошникова и лейтенанта Н. Осипова.

Когда показался Судак, летчики увидели движущиеся по виноградникам к морской бухте вражеские войска. Четверка самолетов пикировала на скопление вражеских войск, зажатых в небольшой долине с извилистой речкой, два моста через которую были разрушены. Здесь теснились автомашины, танки, артиллерия, пехота — все пытались продвинуться к причалу, где шла погрузка на пароходы, баржи, плоты, лодки. Сброшенные бомбы разорвались в самой гуще войск.

Установленные на холмах зенитные батареи врага открыли ответный огонь. Внезапно самолет Хвостова круто пошел вверх, неестественно накренился и стал падать. Боевые друзья видели, как его машина выровнялась, потом перешла в пологое пикирование и врезалась в гущу вражеских войск. Раздался взрыв. Столб черного дыма с яркими прожилками огня мощным грибом поднимался вверх… Так майор Хвостов повторил на крымской земле подвиг капитана Гастелло. Это был его 253-й вылет.

Вскоре над Судаком появилась вторая четверка самолетов, которая приняла участие в потоплении быстроходных фашистских барж, отомстив за гибель своего командира.

Имеется интересное свидетельство о действиях нашей авиации в Судаке. 19 апреля 1944 г. в сводке Совинформбюро были опубликованы показания пленного командира взвода 6-й роты тяжелых минометов 2-й румынской горнострелковой дивизии лейтенанта Мурешану:

“Наша рота 13 апреля прибыла в Судак. Там скопилось много немцев и румын. Немцы грузились на баржи. Как только три баржи, переполненные солдатами, отчалили от берега, налетели русские штурмовики. На наших глазах все три баржи пошли ко дну. После этого румынские солдаты категорически отказались садиться на суда. На причалах поднялась невообразимая суматоха. Приказы офицеров не выполнялись. Немцы тоже прекратили погрузку. Они бросили вооружение, военное имущество и удрали по направлению к Алуште. Когда я вернулся в свою роту, меня окружили 300 солдат из разных подразделений и заявили, что они решили сложить оружие. Я тоже вместе со всеми сдался в плен русским”.

По соседству с улицей майора Хвостова, в старых кварталах, тихий и незаметный переулок носит имя партизанской семьи Сацюк. Мемориальная плита сообщает: “Бывший переулок Маяковского назван в честь партизанской семьи Сацюк — Александра Артемовича Сацюка, командира 1-го партизанского района Крыма, его жены Марии Харитоновны и дочери Оксаны, которые героически погибли в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками и посмертно награждены медалями “За отвагу”.

Еще до прихода немцев в Крым Сацюку предложили принять участие в создании партизанских отрядов. Затем он был назначен командиром первого партизанского района, базировавшегося в старокрымских лесах. В него входили Судакский, Феодосийский, Старокрымский и Кировский отряды. С собой Александр Артемович забрал жену и 18-летнюю дочь Оксану, которая перед тем с отличием закончила курсы медицинских сестер при судакской районной больнице.

15 февраля 1942 г. гитлеровцы прорвались к партизанскому лагерю. После двухчасового боя партизанам пришлось отступить. Для прикрытия отхода Сацюк выделил три группы. Основные силы отряда, унося раненых, стали отходить вглубь леса. Партизаны, измученные жестоким боем, продвигались медленно, и каратели настигали их. Все ближе и ближе раздавались автоматные очереди. И вдруг раздался пронзительный крик:

— Оксанка! Прощай!

Кричала Мария Харитоновна, которую захватили фашисты. Оксана кинулась на голос матери, но, пробежав несколько метров, потеряла ориентировку. Густой снег валил сплошной стеной. Совсем рядом девушка услышала чье-то хриплое дыхание. Негромко позвала:

— Мама! Мамочка!

Этим она выдала себя. В нескольких шагах оказались каратели.

— Не стрелять! Взять живой! Это дочь Сацюка! — закричал предатель, который вывел фашистов к партизанскому лагерю.

Оксана выхватила из санитарной сумки гранату и бросила ее в гущу фашистов. Раздался взрыв. От жгучей боли в груди и левом боку девушка застонала.

Немцы быстро надвигались. Оксана поняла — выхода нет. Зажав рану рукой, она лежала на боку с наганом. Оставалось еще пять патронов. Но вот израсходован четвертый. И тогда она слабеющей рукой поднесла наган к виску…

Тут же фашисты убили и Марию Харитоновну. Вскоре погиб в бою и Сацюк.

Указом Президиума Верховного Совета Украинской ССР от 27 марта 1968 г. за мужество, проявленное в боях с врагами Родины, А. А. Сацюк, его жена Мария Харитоновна и дочь Оксана были посмертно награждены медалями “За отвагу”.

В стену здания городского лицея, рядом со школой № 1, вмонтированы осколки снарядов, обнаруженные во время земляных работ. Это — еще одно напоминание о жестоких боях, происходивших на судакской земле в годы Великой Отечественной.

Продолжая прогулку по городу, пройдем от поликлиники по улице Гвардейской, в направлении автовокзала. За зданием старой земской больницы, по левой стороне улицы, установлена еще одна мемориальная плита с текстом: “Улица названа в честь старшего сержанта Князева А. П., который участвовал в освобождении Судака от немецко-фашистских захватчиков. В ночь с 13 на 14 апреля 1944 г. на передовом танке ворвался в поселок и героически погиб, до конца выполнив свой священный долг”.

Тогда, к ночи с 13 на 14 апреля, наступающими советскими воинами была занята ветлечебница на восточной окраине Судака. Здесь стали сосредотачивать силы для решающего удара. Два танка отправились в разведку с целью выяснить силы противника.

Выехали ночью. Двигались на малых скоростях, чтобы не обнаружить себя. В поселок удалось проникнуть незаметно. Добравшись до центральной улицы, танкисты обнаружили большое скопление вражеских войск и техники и вступили в неравный бой.

Два танка рванулись по центральной улице в сторону моря. Ведущий танк вскоре подбила самоходная артиллерийская установка (рядом со зданием бывшей поликлиники). Командир второго танка младший лейтенант Василий Савельев вступил в бой с немецким “Фердинандом” и подбил его.

Савельев повел свой танк дальше по улице, расстреливая из пулемета отступающих гитлеровцев. Но на развилке дорог, ведущих к морю и в поселок Уютное, вражеским снарядом перебило гусеницу. На оставшейся гусенице удалось сдвинуть танк с открытого места и сползти к небольшой возвышенности (позднее на этой возвышенности, у нового здания исполкома, была установлена стела с портретом В. И. Ленина; сейчас она почти полностью срыта).

Всю ночь продолжался бой. На рассвете гитлеровцы открыли огонь в упор. Нашим танкистам удалось поджечь еще один “Фердинанд”, но в это время ударил вражеский снаряд. “Тридцатьчетверка” загорелась. Погибли командир орудия Андрей Князев и радист Михаил Сергеев. Тяжело контуженный механик-водитель Николай Гришин потерял сознание. Танк наполнился дымом. Пламя подбиралось к боеприпасам.

Василий Савельев с пулеметчиком Федором Гриценко, тащившим на спине Гришина, выбрались из танка. На помощь им уже спешили однополчане-танкисты с автоматчиками на броне.

После боя старший сержант Князев и сержант Сергеев были с воинскими почестями похоронены на кладбище в Судаке, а в 1966 г. перезахоронены на холме Славы. За подвиг при освобождении Судака младшему лейтенанту Савельеву было присвоено звание Героя Советского Союза. В память о героях в Судаке появились улица Андрея Князева и улица Танкистов.

За городским автовокзалом улица Гвардейская вливается в улицу Алуштинскую. По левой ее стороне, за домом культуры совхоза-завода “Судак”, расположены постройки винцеха № 1. В начале XIX века на этом месте находился винный подвал графа Н. С. Мордвинова, а неподалеку — его виноградники. Мордвинов, государственный деятель и крупнейший экономист России, имел в Крыму обширные земельные владения. Принадлежали ему и земли в Судаке, а также имение Суук-Су (ныне Лесное). Граф купил его у немца Фабра, устроил экономию и сам проживал в ней с 1789 по 1801 г. Мордвинов первый начал выращивать виноград без полива. Он докладывал губернатору, что из судакского винограда можно готовить шампанское.

Напротив винцеха, через улицу, в окружении пятиэтажек и частных домов, стоит старый двухэтажный многократно переделанный дом под красной черепицей (ул. Алуштинская, 16). До революции дом принадлежал членам семьи “Нестора ботаников” X. X. Стевена.

Дом в Ай-Савской долине принадлежал земляку Стевена лифляндцу Гагендорфу. После смерти Гагендорфа имение унаследовала его дочь Мария. 8 января 1835 г. 54-летний Христиан Христианович обвенчался с 27-летней Марией Карловной в Судаке, в церкви Покрова Божьей Матери. Перед женитьбой Стевен принял вероисповедание своей жены — православие и в том же году принял российское подданство. В зимнее время семья Стевенов жила в Симферополе, а летом в Судаке. Брак оказался счастливым, несмотря на большое различие в возрасте. Мария Карловна взяла на себя все хозяйственные заботы по имениям в Судаке, Симферополе и Карасане, освободив от них мужа, занятого инспекторской деятельностью и наукой.

В декабре 1835 г. у Стевенов родился сын Антон, а потом через каждые два года рождались дочери — Юлия, Наталья, Екатерина. В 1844 г. на свет появился Александр, а затем — еще две девочки, умершие во младенчестве.

Старший сын Антон учился в морском кадетском корпусе в Петербурге. В начале Крымской войны как морской кадет он находился в Севастополе, был ранен в бою, а затем, по приказу адмирала Корнилова, отправлен в Николаев продолжать учение. Впоследствии Антон жил в Судаке, где и скончался в 1890 г.

Александр Христианович занимал должность председателя Таврической губернской земской управы. Он стал первым почетным председателем Таврической ученой архивной комиссии (ТУАК), учрежденной 24 января 1887 г., основал библиотеку “Таврика”, которая сегодня является богатейшим собранием литературы о Крыме.

В 1850-е гг. на Стевенов обрушились беды. В 1854 г. вся семья переболела холерой. В 1855 г. в 18-летнем возрасте умерла Юлия, а в 1859 г. — Мария Карловна. В 1861 году, через полгода после свадьбы, в Петербурге скончалась Наташа. Но, несмотря на тяжелые удары судьбы, Христиан Христианович продолжал жить научными интересами.

Любопытные сведения о деятельности ученого в последние годы жизни приводит профессор К. Ф. Кесслер. “От Стевена, — пишет Кесслер, — я узнал тот любопытный факт, что в Судакской долине весной довольно часто попадаются сольпуги. Стевен рассказывал мне, что он производил опыты с ядовитыми пауками, посредством которых убедился, что они взаимно друг друга пожирают и вполне также съедают схваченных ими насекомых, не ограничиваясь выдавливанием у них соков, подобно другим паукам”. Как бы дополняя это сообщение, профессор Нордман приводит рассказ Стевена о том, как он проглотил крупную эпейру, чтобы доказать своему окружению, что это животное не ядовито.

Умер X. X. Стевен в 1863 г. и был похоронен в Симферополе, в склепе возле своего дома. После смерти в 1910 г. Александра Христиановича имение в Судаке унаследовали его сын Федор и дочь Надежда. В 1922 г. дом был экспроприирован, и Надежда переехала в Симферополь, где и умерла в 1979 г.

В сторону горы Ай-Георгий по Феодосийскому шоссе расположены здания винцеха № 2. Пройти к ним можно по виноградникам, форсировав по пути речку Караджу, или, сделав небольшой крюк, по шоссе. На месте винцеха в конце XVIII века располагалась Потемкинская экономия, от которой сохранился винный подвал — старейший в Крыму. На территории завода открыта музейная экспозиция, посвященная истории виноградарства и виноделия в Судаке, работает дегустационный зал. Таким образом, можно совместить приятное с полезным и не только получить подробную информацию о судакском виноделии, но и тут же, в качестве иллюстрации, отведать замечательные судакские вина.

В квартале частных домов за винцехом, по ул. Десантников, 9, находится старинный, многократно перестроенный одноэтажный домик. Мемориальная плита сообщает: “В этом доме с 1795 по 1810 г. жил известный русский ученый, естествоиспытатель, академик Петр Симон Паллас”.

П. С. Паллас (1741–1811) родился в Берлине, учился в Берлинском университете, а затем продолжил образование в Англии и Голландии. В 1767 г. его пригласили для работы в Петербургскую Академию наук.

Сразу по прибытии в Россию Паллас отправился в длительное путешествие во главе академической экспедиции. Он исследовал Уральские горы, пересек Сибирь, побывал на Байкале и в Забайкалье, на Алтае. Собранный материал о животном и растительном мире, геологическом строении, этнографии ученый изложил в труде “Путешествия по разным провинциям Российской империи”. В 1793–1794 гг. ученый совершил путешествие на юг России, посетил Украину, Крым, Северный Кавказ, Поволжье. Итогом стал труд “Наблюдения, сделанные во время путешествия по южным наместничествам Русского государства в 1793–1794 годах”. Это сочинение сохраняет свое значение до нашего времени. В 1999 г. в московском издательстве “Наука” вышло его полное издание.

В 1795 г. Паллас вышел в отставку и поселился в Крыму. В Судакской долине ученому пожаловали около 10 десятин виноградника и такое же количество пустопорожней земли, годной для разведения винограда. Впоследствии Паллас так отзывался о своем новом владении: “Сады не токмо совсем были разоренные, но по большей части не полные и впуст лежащие, без винограда, заняты лесом и кустарником… и хотя я семилетними трудами и неустанным иждивением земли пустой великие пространства молодым виноградом насаживал, однако же и доныне полных десяти десятин едва ли имею”.

Старый академик не жалел трудов и усилий для приведения своих владений в образцовый порядок. Он не доверял работу одним лишь садовникам и никогда не упускал случая обрезать, привить, посадить или пересадить дерево. Результаты не замедлили сказаться. Путешественник Владимир Измайлов отзывался о судакском саде Палласа восторжено: “Садовник принес мне абрикосов, персиков, вишен, груш (виноград не поспел еще); однако ж мне жалко было, что их сорвали. Плоды так украшали деревья, что мне лучше хотелось, чтобы они цвели в глазах моих, нежели услаждали вкус мой”. Впоследствии дочь Палласа Вимпфен (вдова генерала, умершего от ран, полученных в сражении при Аустерлице) продала сад за 12 тысяч рублей — сумма по тем временам очень значительная.

В Крыму Паллас продолжал вести большую научную работу, связанную с описанием растительного и животного мира полуострова, выращиваемых сортов винограда. Занимался он и практическим виноделием. В 1810 г. ученый уехал из России на родину, в Берлин, где и скончался в 1811 г.

Побывав на отдаленных городских окраинах, возвратимся к центру.

При въезде в Судак расположена стела “Освобождение Судака”, установленная 14 апреля 1969 г., в день 25-летия освобождения города от немецко-фашистских захватчиков. Проект памятника создал инвалид Великой Отечественной войны, офицер в отставке, судакчанин Владимир Федорович Пойда-Березовский. Составной частью памятника является символическая книга памяти. На ее 1115-й странице увековечена дата освобождения города, а на 1116-й — наименования частей 16-го стрелкового корпуса Отдельной Приморской армии, принимавших участие в освобождении Судака:

339 Ростовская Таманская Бранденбургская Краснознаменная ордена Суворова стрелковая дивизия;

383 Феодосийская Бранденбургская Краснознаменная ордена Суворова стрелковая дивизия;

224 отдельный Феодосийский ордена Александра Невского танковый полк;

979 Краснознаменный истребительный авиационный полк 230 штурмовой Краснознаменной авиадивизии 4 воздушной армии Северо-Кавказского фронта;

97 отдельный моторизованный штурмовой инженерно-саперный батальон;

900 Ростовский ордена Богдана Хмельницкого артиллерийский полк.

Сегодня, более пятидесяти лет спустя, мы вновь вспоминаем, как это было…

Потеряв Керчь, 12 апреля 1944 г. гитлеровцы сделали отчаянную попытку задержаться на Акмонайских укрепленных позициях, однако войска Отдельной Приморской армии с ходу прорвали их оборону и овладели Феодосией. Фашисты отступали по двум основным дорогам: по шоссе Старый Крым — Белогорск — Симферополь и в направлении Судак — Алушта — Ялта. Однако 13 апреля Старый Крым был освобожден партизанами. Противник, натолкнувшись на непредвиденное препятствие, пошел в обход Старого Крыма, к Судаку. Здесь скопилось множество войск и техники. Морем и южнобережной дорогой враг пытался осуществить эвакуацию войск, чтобы сохранить их для решительного сражения под Севастополем.

Дальнейшие события, по словам полковника в отставке Виктора Федоровича Ананьева, развивались так: “В передовой отряд преследования противника входили: стрелковый батальон 383-й дивизии, артиллерийский дивизион, танковая рота и саперное подразделение во главе с командиром корпуса — Героем Советского Союза генерал-майором Константином Ивановичем Проваловым. Проводник был из местных жителей.

Произошла задержка в Отузах (Щебетовка). Передовой танк подорвался на мине, что очень испугало проводника, но он свои обязанности не оставил. Местные мальчишки показали объезд, и отряд двинулся дальше. Саперам приходилось очень много работать: искать минные поля, разминировать, засыпать воронки на дороге от взрывов фугасов. Движение задерживалось. Но к вечеру отряд дошел до поворота на Козы (Солнечную Долину).

Дорога на Судак была разрушена мощным фугасом. Слышались взрывы на Синорском перевале. Проводник дал совет проехать через Козы и урочище Капсель. Засыпали небольшой овраг и двинулись вперед. Здесь Провалов приказал мне, тогда еще капитану, разведать обстановку в Судаке. За нами следовали основные силы корпуса. С одним автоматчиком поздно вечером мы подошли к отдельно стоящему дому на окраине Судака. Это оказалась ветлечебница.

Передовой отряд стал сосредотачиваться у высотки около ветлечебницы. Начальник артиллерии корпуса полковник Киселев выдвинул легкие пушки к переднему краю, а тяжелую артиллерию поставил на Меганоме. Танкетку охраны командира корпуса отправили разведать северную окраину Судака и навести панику среди противника. Танкетка свою роль сыграла, ее заметили фашисты рано утром и поняли, что в Судак пришли бронетанковые силы”.

Судакская операция — яркий пример военного мастерства на всех уровнях. К. И. Провалов вывел передовой отряд и артиллерию во фланг противнику. Разведчики перекрыли пути отхода. Стрелковая дивизия под командованием Г. Т. Василенко закрыла долину с севера. Сюда же вышли танки майора Малышева и батальон автоматчиков майора Полевика.

Бой за Судак начался в 5 часов утра 14 апреля. Артиллеристы по сигнальной ракете провели короткую, но внушительную артподготовку. Летчики 979-го истребительного авиационного полка утопили баржи с отступающими немцами и разбомбили артиллерийскую батарею на склоне горы Перчем. Передовой отряд и стрелковые части при поддержке танков ворвались в город. Группа разведчиков сержанта Крупчатникова заняла самый узкий участок алуштинского шоссе, при выходе из Ай-Савской долины, и устроила засаду. Когда появилась колонна отступающего противника, бойцы открыли огонь. В этот момент подоспел отряд под командованием майора Козякова. Путь отступления к Алуште был перекрыт для фашистов, и только незначительная их часть успела прорваться на запад.

Пехота пошла в наступление с востока и запада, обходя фланги противника, и заняла город. Командный пункт 16-го корпуса перенесли из Коз на склон Айбатлы. Утром на бронетранспортере в сопровождении К. И. Провалова приехал представитель Ставки К. Е. Ворошилов.

Накануне ночью у причала между немцами и румынами произошло столкновение. Немцы захватили баржи, на которых собирались отплыть румыны (их кавалеристы постреляли коней, чьи трупы лежали вдоль дорог). Однако немцы торжествовали недолго. Советская авиация потопила все баржи.

Ошеломляющий удар Красной Армии и безвыходность положения заставили противника капитулировать. Ананьев пишет, что в Судаке сдалось в плен около 600 немецких и 2000 румынских солдат и офицеров.

От стелы “Освобождение Судака” пойдем по тротуару вдоль шоссе, по которому беспрерывным потоком мчатся автомобили. Вскоре шоссе переходит в улицу Ленина — основную транспортную артерию Судака. Появляются первые судакские домики. Вправо от ул. Ленина отходит первая небольшая улица. Совсем недавно она носила название Совхозная, а напротив нее рос виноград. Теперь вместо виноградника здесь пустырь, а улица носит имя поэта Василия Рыкова.

В одноэтажном доме по этой улице сохранилась его личная комната — кабинет. Здесь написаны многие стихотворения. Во всем — в книгах на полках, в картине на стене — ощутимо незримое присутствие поэта. Картина — семейная реликвия, написал ее сам Рыков.

Долгие годы Василий Павлович был известен как автор двух небольших стихотворных сборников: “Тепло земли” (1975 г.) и “Поющая лоза” (1983 г.). Раньше, в пятидесятые годы, его стихи публиковались в альманахе “Крым”, журналах “Юность” и “Радуга”. В 1992 г. выходит сборник “Созвездие “Массандра”. Вскоре появляется очередная книга — “Шествие Диониса”. В 1993 г. в серии “Рекламная Библиотечка Поэзии” в Москве вышел в свет сборник “Как важно иногда подняться в горы”.

На шестидесятом году жизни Рыков был принят в Союз писателей Российской Федерации. Поэт активно участвовал в общественной жизни города, часто выступал перед своими земляками и гостями курорта. Появлялись на свет все новые и новые произведения. Рыков нашел свою тему в поэзии; о ней красноречиво говорят сами названия сборников.

Смерть Василия Рыкова в 1994 г. поразила всех, кто знал этого жизнерадостного, наполненного жизненной энергией человека. Сколько лет суждено крымской земле родить виноградную лозу, столько будет жить имя воспевшего ее мастера поэтического слова.

В 1980 г. Рыков выступил инициатором создания в Судаке литературного клуба “Киммерия” и долгие годы был его руководителем. В “Киммерии” выросла целая плеяда талантливых поэтов, которые многим обязаны своему руководителю и наставнику.

В 1993 г. издал сборник стихов и басен “Соленые брызги” судакчанин Михаил Медведев. Двумя годами позже увидел свет сборник Александра Трибушного “У трех дорог”, посвященный пахарям, хлеборобам, земледельцам Крыма. Очередная книга появилась в 1998 г.: “Роман с одним городом” Татьяны Алюновой.

С октября 1992 г. в Судаке живет член Союза писателей Российской Федерации Рустем Алиев. Пригласили его в наш город по решению исполкома и горсовета для работы по возрождению в Судаке крымскотатарской культуры.

Тогда, в 1992 г., судакчанином он стал только формально. Всю свою жизнь писатель считал себя гражданином города. Здесь он родился в 1936 г. Здесь в редакции местной газеты работала его мать.

Попав после депортации в Узбекистан и ощутив в себе призвание к литературному творчеству, Рустем писал стихи, очерки, публиковался в газетах. Стихи, положенные на музыку, стали песнями.

В 1973 г. он закончил факультет журналистики в Ташкенте. Работал в газете “Ленинское зна



Обзор гостиницы с высоты птичьего полета